…А ЗА «ПРОПОРЦИОНАЛКУ» СПАСИБО!

foto-46018-8361.jpg

Если вы еще не успели добиться газификации родного села, ремонта крыши своего дома или получения разовой материальной помощи по случаю попадания в малоимущие слои населения, поторопитесь, у вас осталось всего два года. После парламентских выборов-2006 вы уже не сможете воспользоваться наиболее распространенным способом решения этих и прочих насущных житейских проблем, задействовав организационно-финансовые возможности народного депутата, избранного в высший законодательный орган от вашего мажоритарного округа.

С другой стороны, пара лет — срок, вполне достаточный для того, чтобы научиться воспринимать народного избранника не как защитника-благодетеля, а как профессионального законодателя. У нас, похоже, наконец-то появилась возможность получить политически структурированное общество и ответственный законодательный орган. Хотя, спору нет, трудно расставаться с «синицей» в отдельно взятом округе, даже если взамен тебе обещают стаи «журавлей» в небе над всей страной.

Однако взаимное сопротивление чувств и мыслей, возникающих у рядового избирателя при столкновении с перспективой кардинального изменения системы выборов, блекнет на фоне противоречивости в сердцах и умах украинских политиков. Пожалуй, лишь коммунисты с социалистами (да и то не все), отстаивая «пропорционалку», пребывали при этом в относительном согласии со своими принципами. Банковая с ювелирной точностью нащупала линию разлома в некогда единой оппозиционной «четверке». И «особый шарм» этой политтехнологической находке придает тот факт, что в борьбе за пропорциональную систему выборов левые оказались по одну сторону баррикад с властью, до сих пор на дух не переносившую саму идею партийных списков. В то время как их бывшие единомышленники в этом вопросе — Блок Юлии Тимошенко и «Наша Украина» — заняли противоположную позицию.

По некоторым сведениям, накануне назначенного на четверг окончательного утверждения нового закона о парламентских выборах, Юлия Владимировна была полна решимости привести под стены парламента своих сторонников. Из тех же источников известно, что своей решимостью Тимошенко сумела заразить и Ющенко. Но не надолго. Стоило ей покинуть кабинет Виктора Андреевича, как он тут же распорядился дать отбой пошедшей было по региональным штабам команде собирать народ для похода на Киев. Оставшись наедине с самим собой и не испытывая энергетического воздействия со стороны пассионарной Юлии Владимировны, поразмыслив, Ющенко пришел к выводу: не нужно прибегать к «уличному» аргументу, но если народ и нужно выводить, то не сейчас. Гораздо целесообразней будет это сделать, по мнению лидера «НУ», в то время, когда станет приниматься окончательное решение по реформе. Кроме того, Виктор Ющенко, судя по всему, не был уверен, что удастся собрать достаточное количество народу. И потом, самое главное: если люди соберутся под парламентом, а закон о выборах все равно будет принят (как это, собственно говоря, и произошло), что дальше? Идти на штурм Банковой? Сворачивать знамена и расходиться? И то, и другое — не лучшее завершение мероприятия. Словом, Ющенко предпочел парламентский способ борьбы, так до сих пор и не проникшись мыслью о том, что его применение не исключает массовых акций, а вкупе с ними может быть гораздо эффективней. В результате предусмотрительно приведенные в боевую готовность милицейские отряды особого назначения так и просидели в своих автобусах под парламентом весь четверг «вхолостую».

Последние переговоры Виктора Андреевича с представителями пропрезидентского большинства убедили его: среди них немало людей, готовых отказаться от голосования за реформу. Тимошенко же заверяла: если это действительно так, то стоящие под парламентом протестующие должны подтолкнуть мажоритарщиков не отдавать свои голоса за пропорциональную систему выборов. Но, как оказалось, одномандатники нашли в себе мужество и в отсутствие избирателей. Сначала народ стал покидать «Демократические инициативы» Степана Гавриша, затем — «Народовладдя» Богдана Губского. Три эмигранта из первой группы и четыре из второй — это почти половина состава какого-нибудь нового депутатского объединения. Возможно, в скором времени в депутатском корпусе действительно появится новая депутатская группа. Хотя не исключено, что выход состоялся не с целью, а по причине. По причине категорического несогласия выходцев поддерживать «пропорционалку». Находясь в большинстве, они подвергались жесткому прессингу со стороны президентской администрации. Расставание со своими группами было для депутатов одновременным спасением от давления и сохранением собственного политического «я». По большому счету, в их уходе были заинтересованы и сами лидеры изрядно «похудевших» объединений: для собственной же безопасности им легче было расстаться с людьми, на которых они не могли повлиять, чем нести за них ответственность перед Банковой.

Тактика, к которой прибегли БЮТ и «НУ», заключалась в затягивании времени. Поскольку оппозиционеры сообразили: именно время сейчас самое больное место для Банковой. Поставив целью завершить эпопею с конституционной реформой до конца марта, власть посредством своих представителей в Верховной Раде продавливала закон о выборах с чрезмерными усилиями. Не заботясь о соблюдении хотя бы минимальных приличий. Что, собственно говоря, и спровоцировало разразившийся в начале недели скандал между координатором парламентского большинства Степаном Гавришем и главой ВР Владимиром Литвином. Позиция последнего заслуживает отдельного внимания. Владимир Михайлович никогда особо не проявлял приверженности президентской идее политического реформирования. Однако и сопротивления процессу не оказывал. На нынешнем же этапе в поведении спикера очень многие усмотрели оппозиционный настрой. Думается, такая оценка действий Литвина в истории с принятием новой избирательной модели является чересчур утрированной. Оппозиционным спикерское поведение можно считать настолько, насколько Владимир Михайлович позволил себе продемонстрировать нежелание быть покорным исполнителем чужой воли. Литвин не видит для себя особых политических перспектив после завершения конституционной реформы, прекрасно понимая при этом, что его жизнь в постреформенном парламенте существенно усложнится. Он никогда не являлся сторонником партийной системы выборов, предусматривающих императивный мандат и закрытые списки. И потому, когда сокращение сроков рассмотрения избирательного законопроекта, на котором настаивала Банковая, вошло в противоречие с критической массой регламентных норм, а решения о дальнейших шагах по реализации политической реформы все чаще стали приниматься без него, спикер взбрыкнул. Для Литвина всегда было важно проявить себя ключевым политическим игроком. Для перманентной демонстрации этого качества Владимиру Михайловичу не хватало в парламенте силы, на которую он мог бы опереться. Однако, если представлялся случай обозначить свою весомость, он его не упускал. Кажется, это как раз и был такой случай. Кстати, ту часть сессионного заседания в четверг, во время которой шли препирательства по поводу нарушения регламента, вел первый вице-спикер Адам Мартынюк, представляющий в президиуме Компартию.

А вот попытки лучших аналитических умов найти ответ на вопрос, зачем Банковой столь стремительное ускорение конституционной перестройки, к более-менее внятному результату не привели. А потому единственное, чем можно объяснить торопливость президентской администрации, — общеизвестное стремление Леонида Даниловича доминировать в любом, затеянном им процессе. Президенту несвойственно вести долгие, затяжные кампании, в которых требуются долгосрочные расчеты, выдержка и терпение, он гораздо более силен в спринтерских забегах. Чем дольше длится процесс достижения договоренностей, тем больше возникает аргументов против. Кроме того, темпы политической реформы поставили под угрозу принятый парламентом закон о выборах президента, в котором сокращен срок избирательной кампании: у субъектов политического процесса появилось время для размышлений. Что, в свою очередь, очень вредно, когда требуются решительные действия.

О твердом намерении власти как можно скорее добраться до финиша политреформы говорит и то, что на координационном совете групп и фракций парламентского большинства было принято решение о голосовании за избирательный законопроект в целом. Поправок к тексту документа, принятому в первом чтении, внесенных преимущественно стараниями «нашеукраинцев», оказалось около тысячи. При размеренной работе без аврального режима их рассмотрение и голосование могло занять дня два. А это означало бы перенесение дальнейшего продвижения реформы еще на какое-то время. И все же представлявший законопроект Александр Мороз не рискнул усугублять конфронтацию с «Нашей Украиной» и БЮТовцами, согласившись поддержать постатейное голосование законопроекта. Двенадцатичасовое пребывание лидера СПУ на парламентской трибуне завершилось принятием закона в целом с учетом лишь двух из почти тысячи поправок. Четырехпроцентный барьер для прохождения партии или блока в парламент был заменен на трехпроцентный, а норма о том, что официальными наблюдателями на выборах могут быть представители общественных организаций, изъята вовсе. Теперь правом иметь своих наблюдателей наделены только партии, участвующие в избирательном процессе.

Однако обвинения представителей пропрезидентских фракций в адрес БЮТовцев и «нашеукраинцев» по поводу того, что те вносили поправки лишь для их количества, нисколько не заботясь о качестве, несправедливы. Как бы там ни было, законопроект — это их дитя, о появлении которого они давно мечтали, но в силу обстоятельств не могли позволить появиться ему на свет именно сейчас. Но если этого нельзя избежать, было решено «нашеукраинцами», то закон нужно максимально усовершенствовать. Увы, «большевиков» не волновали нюансы, им было приказано добиваться принятия закона в целом. За что, впрочем, «НУ» должна их все-таки поблагодарить.

С просьбой прокомментировать извлечение из избирательного закона положения о наблюдателях от общественных организаций «ЗН» обратилось к пресс-секретарю Комитета избирателей Украины Александру Черненко:

— Несколько последних лет Комитет избирателей пытался вернуть в избирательное законодательство норму об общественных наблюдателях. В качестве аргументов мы приводили международные обязательства Украины, рекомендации наблюдательных миссий ОБСЕ/БДИПЧ (Бюро по демократическим институтам и правам человека) о необходимости законодательного закрепления статуса наблюдателей от негосударственных организаций. Кстати, согласно данным социологического опроса Фонда «Демократические инициативы» и СОЦИС, 90% респондентов считают, что необходим контроль общественных организаций над процессом выборов и подсчетом голосов.

Положения о наблюдателях от общественных организаций присутствовали в проектах президентского и парламентского избирательных законов. Но в процессе работы временной конституционной комиссии соответствующая норма исчезла из первого документа. А позже группа парламентариев из фракции «Регионы Украины» предложила изъять и из второго. Но никто не мог подумать, что предложение убрать из закона общественных наблюдателей станет поводом для серьезного конфликта между «Нашей Украиной» и БЮТ с одной стороны и большинством и коммунистами — с другой.

То, как происходило обсуждение и голосование по этой поправке, свидетельствует, что недопущение наблюдателей от НГО на участки стал для Банковой вопросом принципа. Безусловно, разочаровала позиция фракции СПУ, которая как раз дала недостающих 19 голосов для того, чтобы на выборах не было общественных наблюдателей. И хоть Александр Мороз предложил включить данную норму во время голосования за закон в целом, но этого, как и следовало ожидать, не случилось.

Кажется, тактика затягивания времени, взятая на вооружение «НУ» и БЮТ, все-таки себя оправдала. Планы Банковой успеть закруглиться с реформой уже в эту пятницу, как видим, не реализовались. Не удастся это сделать и до конца марта. По последним сведениям, штабом по проведению политреформы уже заявлена другая финишная дата — 6 апреля, а также рассматривается возможность голосования в этот день бюллетенями. Что же касается стратегии, то с ней у оппозиции несколько похуже. Хотя и не совсем безнадежно. За закон о парламентских выборах в первом чтении голосовали 262 народных депутата. В окончательном варианте он собрал 255 голосов. При этом вызвал исход мажоритарщиков из пропрезидентских групп. Все семеро из них либо проголосовали против закона, либо вовсе не голосовали. Это еще, конечно, далеко не выигрыш. Но факт, достаточный для того, чтобы не чувствовать себя проигравшими.


Источник: “http://gazeta.zn.ua/POLITICS/a_za_proportsionalku_spasibo.html”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя